Мой город:Москва

Верно ли определен ваш город?
Если нет, выберите свой город

8 (800) 333-98-98 (бесплатно для звонков из России)
Войти в интернет-банк

Кирилл Миновалов: Программа «минимум» еще не выполнена — Журнал «Карьера», № 4, 2003г.

30.04.2003

В 21 год московский студент Кирилл Миновалов открывает свою первую компанию — «Алькор», и уже через три года «Алькор» входит в тройку крупнейших российских операторов по регистрации предприятий. А в 24 года он создает банк с «Авангард» и вот уже почти 9 лет является его президентом. Сегодня «Авангард» входит в число крупнейших российских банков. И, по мнению Кирилла Миновалова, нет более интересной работы, чем работа банкира.

Вы 12 лет в бизнесе: как изменился российский бизнес за эти годы, что Вы открыли для себя?

- Я бы назвал одно принципиальное отличие — в России появился новый класс бизнесменов, руководителей, менеджеров. Это люди, которые придерживаются определенных моральных правил и принципов ведения бизнеса, принятых во всем мире. Еще в начале 90-х годов топ-менеджерами отечественных предприятий были либо «красные» директора — комсомольская и партийная номенклатура, либо представители криминального мира. Сегодня можно с уверенностью говорить о том, что в российском топ-менеджменте увеличивается число руководителей-собственников, которые, действительно, начинали с нуля в 90-е годы и сами создали свой бизнес. На сегодняшний день они уже показали себя как сформировавшиеся руководители, их бизнес заметен, и с ними можно иметь дело.

Банку «Авангард» — 9 лет. Какие этапы становления банка и Вашей карьеры Вы бы выделили?

- Я бы выделил два основных этапа становления банка: докризисный и послекризисный. Кризис 1998 г. заставил банк изменить стратегию работы. Хотя, и период до 1998 года я бы разделил еще на два этапа. Первый — это этап создания банка, сопутствующие ему оптимизм и ощущение, что «все сделаем, все получится». Потом, где-то в 1996-1997 гг. был «период разочарований»: я понял, что создать в России банк с нуля в тех условиях, без административного ресурса практически невозможно. Тогда я переориентировался на создание холдинга: занялся строительным, торговым и транспортным бизнесом, а банк стал «обслуживающей» структурой. В 1998-м году банковская тема снова стала для меня основной: в ту пору ситуация на отечественном банковском рынке изменилась и пояивлась возможность занять определенную нишу. Как видите, получается как бы три этапа. Именно с 1998-го года я решил сделать банковский бизнес для себя приоритетным.

Что Вы считаете достижением, Вашей личной победой?

- Было два сложных момента, преодоление которых я бы назвал настоящей победой. Первый — это 1995-й год, когда «рухнул» Тверьуниверсалбанк. Дело в том, что «Авангард» с момента своего создания в 1994-м и до 1996-го года не имел валютной лицензии. А клиенты нуждались в обслуживании валютных счетов и депозитов. Поэтому была разработана программа по валютному обслуживанию наших клиентов через Тверьуниверсалбанк. Когда Тверьуниверсалбанк перестал платить, то его задолженность перед клиентами «Авангарда» составила около трех миллионов долларов. При этом никакой юридической ответственности за Тверьуниверсалбанк я как президент «Авангарда» не нес. Но все же счел себя морально ответственным за то, что на счетах моих клиентов в Тверьуниверсалбанке зависли деньги. В то время для меня три миллиона долларовбыли огромными деньгами, но несмотря на это, мы взяли на себя ответственность перед клиентами и все равно проводили платежи. Еще большей победой было то, что нам все же удалось выбить эту сумму у Тверьуниверсалбанка.

Второй момент — кризис 98-го года. Помню, родственники и друзья говорили мне тогда: «Спасай свои активы — транспортные компании, строительные, недвижимость. Ну, а банк? Что банк, сейчас все банки рушатся!» Тем не менее, все равно я решил спасать банк: активы шли в залог обязательств банка. Все силы мы бросили на развитие банковских услуг. И нам удалось сохранить и банк, и его активы. Кроме того, у нас появилось много новых клиентов. «Авангард» вышел на качественно новый уровень. Это было второй большой победой.

О чем Вы жалеете, какие страницы хотели бы переписать, что сделать по-другому?

Думаю, у меня нет оснований что- либо «переписывать». Опыт, почерпнутый мною из ситуации с Тверьуниверсалбанком и кризиса 98-го года очень ценен. И неизвестно, что дороже — опыт или те деньги, которые я бы смог сэкономить, если бы тогда заранее все просчитал. Были у меня и кадровые просчеты. На первом этапе создания банка я окружил себя людьми, которые попросту меня обманывали и наживались на мне. Слава Богу, я это вовремя понял и расстался с ними. Если бы я с самого начала не столкнулся с такими людьми, наверное, и этого опыта я бы не приобрел. Зато теперь я стал лучше разбираться, кому можно доверять, а кому нет.

А что сейчас помогает делать правильный выбор при подборе команды?

У меня есть определенный набор требований к сотрудникам. Общие требования — это порядочность, корпоративность, лояльность. Профессиональные требования, естественно, дифференцированы. Если человек, например, занимается аналитикой и математикой, он обязательно должен обладать высоким интеллектом, стратегическими навыками, интуицией. Если в его задачи входит работа с клиентами, он должен быть хорошим переговорщиком, обаятельным человеком и иметь клиентоцентрированный подход.

Какие личные качества помогают Вам достигать желаемого, а какие, может быть, мешают?

- Помогают, пожалуй, целеустремленность и высокая работоспособность. Если я ставлю перед собой какую-либо задачу, то ее решения я добьюсь обязательно. Недостатком я бы считал слабое делегирование полномочий: слишком многое по-прежнему держу под своим непосредственным контролем. Но моя высокая работоспособность — могу работать в общей сложности по 14-15 часов в сутки — позволяет мне иметь этот недостаток.

Если бы не банк, где бы Вы нашли приложение своих сил?

Вопрос, где приложить свои силы, для меня, по большому счету, не слишком принципиален На сегодняшний день мне интересно руководить банком и, признаться, я не вижу работы более интересной, чем работа банкира. Нефтяник или промышленник видит только свой узкий сектор, а работа в банке дает возможность анализировать ситуацию в разных секторах экономики, выбирать те отрасли, где более эффективно работают деньги. Хотя, на мой взгляд, не все определяется деньгами. Очевидно, можно заняться другим делом и заработать больше, но мне нравится моя работа.

Расскажите о Вашем стиле жизни. Известно, что вы поклонник экстремальных видов спорта…

…Да, я уже, на самом деле, и не помню, когда в последний раз проводил выходные в Москве. Зимой, например, каждую неделю летаю кататься на горных лыжах в Австрию или Швейцарию. Там меня обычно в пятницу уже ждет вертолет с гидом. На вертолете мы вылетаем в горы, где совершаем от пяти до десяти часовых или полуторачасовых спусков в день, с раннего утра до позднего вечера. Когда оказываешься на вершине высотой четыре с половиной тысячи метров — ни следов человека, ни трассы для спуска, и вертолет уже улетел — думаешь только о том, как бы нормально пройти спуск с горы. Никаких других мыслей больше нет — голова уж точно отдыхает. И при этом получаешь колоссальное удовольствие.

А с недавнего времени увлекся пилотированием реактивного самолета — теперь в качестве второго пилота сам совершаю перелеты на лыжные уик-энды.

Летом же я летаю на Средиземное море, на яхту и катаюсь уже на водных лыжах, кстати, тоже профессионально. Крутим сальто с друзьями, катаемся без лыж на пятках по воде. И так уже семь лет. Параллельно у меня сейчас появилось еще одно хобби — участие в ралли-рейдах. Недавно вернулся с Чемпионата России по авторалли среди профессионалов на джипах.

А почему именно экстрим? То есть он как-то компенсирует размеренную жизнь банкира?

- Насчет «размеренной жизни банкира» я не согласен. Если бы я хотел вести размеренную жизнь, построил бы торговый центр, сдал бы его в аренду, спокойно жил за счет процентов и закончил бы заниматься банковским делом. На самом деле, работа в банке — это еще больший экстрим, чем катание на лыжах с горы. К тому же, я не говорю, что люблю именно экстремальные виды спорта. Просто я люблю скорость. Когда на большой скорости спускаешься с вершины на лыжах и снег пушистый в лицо — приятно! Не спорю, это сопряжено с определенным риском — есть расщелины, бывают лавины. Случалось, что и во время ралли несколько раз кувыркался через руль на скорости больше ста километров в час. Но я катаюсь не ради того, чтобы нервы пощекотать, мне просто это нравится. Это и есть для меня отдых. А если бы моим хобби была, например, рыбалка, наверное, все равно я думал бы о работе, что-то считал бы в уме. А во время гонки или спуска на лыжах — не до цифр.

Какими друзьями Вы себя окружаете? С кем вам интересно общаться?

Мои друзья — это люди, с которыми у меня много общего: схожие интересы в работе, хобби, одинаковое представление об отдыхе как активном времяпрепровождении. Друзья вместе со мной спускаются с гор, катаются на водных лыжах. Правда, к участию в авторалли я их пока не смог привлечь. Но, думаю, и это не за горами.

Вы достигли многого очень рано. Что дальше? Это Ваша «программа минимум»? А есть ли «программа максимум»?

Я считаю, что даже «программа минимум» еще не выполнена. Моя цель — не просто определенные финансовые показатели, на которые я хочу вывести банк. Важно другое: банк для меня не столько источник дохода, сколько интересная работа. Мне нравится оперировать «масштабными» цифрами. На сегодняшний день активы «Авангарда» составляют порядка 350 миллионов долларов, и я принимаю решение, куда вложить, к примеру, 20, 50 или 100 миллионов, в какую отрасль, как все спланировать, как это повлияет на экономику отрасли. Потрясающе интересно! Но когда я смогу оперировать не десятками, а сотнями миллионов долларов, откроются совершенно иные перспективы, и появится возможность осуществить новые интересные проекты.