Мой город:Москва

Верно ли определен ваш город?
Если нет, выберите свой город

8 (800) 333-98-98 (бесплатно для звонков из России)
Войти в интернет-банк

Все знают, что мы не продаемся — «РБК daily»

09.08.2007
Интервью с председателем совета директоров «Русского солода» Кириллом Миноваловым

Когда в 2002 году владелец банка «Авангард» КИРИЛЛ МИНОВАЛОВ начал строить солодовни, многие были уверены, что это всего лишь проект «под ключ», который со временем будет продан. Но время шло, а компания продолжала оставаться непрофильным активом «Авангарда». В 2006 году г-н Миновалов купил четыре солодовни в Германии и стал шестым игроком на мировом рынке солода. В интервью корреспонденту РБК daily АЛЕКСАНДРЕ ИВАНСКОЙ он рассказал, где и когда построит еще одну солодовню и будет ли продавать компанию, если ему сделают предложение.

- Новость о том, что «Русский солод» после покупки солодовен Weissheimmer стал шестым игроком мирового рынка солода, для многих оказалась неожиданной. Какова емкость российского и мирового рынков солода и какую долю на них вы сейчас занимаете?

- Потребление солода в России составляет 1,45 млн т, а производство — 1,2 млн т. Мировой рынок пивоваренного солода без Китая (поскольку емкость китайского рынка никто точно оценить не может) составляет порядка 16 млн т. «Русский солод» производит в России 375 тыс. т на трех заводах, в Германии — 245 тыс. т. Соответственно, в России мы занимаем 27% рынка солода, в Германии — порядка 14%, а в мире — 4%. Это действительно шестое место.

- Каким образом вы производите в России 375 тыс. т, если три ваши солодовни рассчитаны всего на 100 тыс. т каждая?

- Цифра 375 тыс. т — новость для участ?ников рынка. Плановая мощность заводов была по 100 тыс. т у каждого завода, но мы научились увеличивать их мощность выше номинальной. Для этого требуется хорошая координация работы всех подразделений солодовни и отказоустойчивость оборудования. В 2006 году мы произвели 340 тыс. т, в этом году выходим на 375 тыс. т. В следующем году мы сможем нарастить мощности еще на 15 тыс. т суммарно, но это максимум. Дальше требуется строительство новых мощностей, чем мы сейчас и занимаемся. Одна солодовня на 100 тыс. т с возможным увеличением до 130 тыс. т строится в Курской области, другая — на 80 тыс. т — в Германии, в Кобленце.

- Когда они будут введены в строй?

- К осени 2008 года. К сожалению, в пиковый сезон потребления, летом следующего года, у нас еще не будет этих мощностей. В следующем году будет высокий спрос и высокие цены на солод, поскольку ожидается глобальный дефицит.

- Когда достроите солодовни в Курской области и Германии, будете думать о дальнейшем увеличении мощностей?

- Да, мы планируем строить еще один солодовенный завод в России. Наиболее вероятные регионы — Белгородская или Липецкая области. В Тербунском районе Липецкой области мы уже приобрели землю и выращиваем на ней ячмень.

- Но в Липецкой области есть готовая солодовня у «Очаково», не проще ли купить ее? Тем более что были слухи о ее продаже.

- Нет, мы не ведем никаких переговоров с «Очаково». Сейчас дешевле построить новый завод, чем приобрести действующий. Я рассчитываю, что мы уложимся в 37-38 млн евро. Срок строительства — полтора года.

- А за сколько можно купить готовую солодовню в России?

- Я не вел таких переговоров и не знаю точных сумм, но слышал, что в некоторых случаях речь шла о 50 млн евро.

- На сколько процентов вы обеспечиваете себя самостоятельно выращенным ячменем?

- В этом году я планирую обеспечить треть собственных потребностей в сырье. У нас более 100 тыс. га земли, большая часть в аренде. В основном в Воронежской, Курской и Орловской областях. Из них около 50 тыс. га засеяли ячменем и произведем в этом году 170 тыс. т ячменя.

- Ожидается снижение урожая зерновых, вашего бизнеса это коснется?

- В прошлом году средняя урожайность была 38 ц/га, сейчас 35 ц/га. И это при том, что мы более профессионально подошли земле. Причина — жара и засуха во время кущения, в конце мая — начале июня, из-за которой мы потеряли 30-40% урожая.

- Значит, в России будет дефицит ячменя? Как это повлияет на цены?

- В России солодовенным заводам ежегодно нужно 1,5 млн т ячменя. В этом году, по моему прогнозу, дефицит составит 200-300 тыс. т. Россия в 2008 году будет импортировать и солод, и ячмень. Импорт?ный ячмень дороже, нам он обходится в 10,5-11 тыс. руб. за тонну.

- Получается, что сырьевые риски в вашем бизнесе присутствуют. Как вы с ними справляетесь?

- Увеличиваем количество земель. В прошлом году у нас под ячменем было порядка 20 тыс. га, в этом — 50 тыс. га, в следующем будет около 100 тыс. га. К названным выше регионам добавим Белгородскую область. Эта статистика еще нигде не публиковалась, но, по собственным расчетам, я уже стал крупнейшим производителем пивоваренного ячменя в России.

- Звучит красиво, но не проще ли купить ячмень, как делают остальные?

- Собственный ячмень обходится нам в 4 тыс. руб. за тонну, купленный у других производителей в России — 7,5 тыс. руб., импортный — 10,5 тыс. руб. Солод мы продаем по 16 тыс. руб. за тонну, себестоимость его производства разная, от 11 тыс. до 14 тыс. руб., зависит от цены сырья. Да, наши конкуренты покупают ячмень у фермеров, но фермеры не всегда выполняют свои обязательства. Я тоже столкнулся с этим, давал фермерам семена, технику. А осенью они говорили: «не уродился ячмень», — и отдавали моему конкуренту, который предлагал цену выше. В Германии таких проблем нет: этой весной я заключил контракт на покупку ячменя осенью по 170 евро за тонну. Сейчас цена уже 230 евро, но у меня нет малейших сомнений, что осенью мне поставят ячмень по 170 евро.

- Тем не менее несмотря на такие хорошие условия работы владельцы Weissheimmer вынуждены были продать свой бизнес, потому что он был убыточным. Изменилась ли ситуация сейчас?

- Да, несколько предыдущих лет рынок солода был тяжелым и в России, и в Германии. В 2004 году в Германии солод стоил 215 евро при себестоимости 225. Все работали в убыток. Сейчас цена на солод 470 евро, а его себестоимость — 425 евро. Заводы в прибыли. Avangard Malz (управляет солодовнями в Германии. — прим. РБК daily) по итогам 2007 года получит прибыль до налогообложения в размере 15 млн евро при обороте 90 млн евро. Такой рентабельности на вложенные средства я даже не ожидал. Я думал, что приобретение будет окупаться 7-8 лет, но если так пойдет и дальше, то оно окупится быстрее.

- А каков оборот в России?

- По итогам 2007 года он составит 5,5 млрд руб.

- Насколько вы хотите увеличить производство солода?

- Сейчас мы производим 620 тыс. т солода в год в России и Германии. В следующем году с учетом запуска двух строящихся заводов мы выйдем на 825 тыс. т. Моя цель к концу 2009 года — 1 млн т. Для этого надо будет построить как минимум еще один завод и увеличить действующие мощности. Скорее всего окончательное решение о дополнительном заводе в России примем весной 2008 года.

- Не боитесь ли вы снижения рентабельности из-за насыщения рынка солода?

- Кратковременный избыток мощностей по производству солода возможен уже в следующем году. Мы запустим свою солодовню в Курской области, в Санкт-Петербурге другая компания (BSI. — РБК daily) запускает солодовню аналогичной мощности. Но избытка солода через два года в России не будет, так как будет недостаток пивоваренного ячменя. Маржа на солодовенном рынке снизится, прибыль будет создаваться не в солоде, а в сельском хозяйстве. А у меня как у крупнейшего производителя пивоваренного ячменя в России уже сейчас колоссальный потенциал для того, чтобы зарабатывать на дефиците сырья и проводить собственную ценовую политику.

- В какой степени сейчас аффилированы «Русский солод» и банк «Авангард»?

- Основным акционером и банка и «Русского Солода», владеющим почти 100% акций, является компания, которая принадлежит мне. «Авангард» полностью финансировал строительство первых трех заводов. Сейчас мы заместили более 50% всех инвестиций за счет кредитов иностранных банков. Теперь объем кредитов «Русского солода» не превышает 70 млн евро. Объем кредитов «Авангарда» немецкому подразделению Avangard Malz не превышает 35 млн евро.

- Кредитование «Русского солода» было выгодно для «Авангарда»?

- Раньше я кредитовал солодовенный бизнес по очень низкой ставке. Сейчас обратная ситуация — солодовенный бизнес очень выгодный и сам себя рефинансирует, погасил кредиты, оплачивает высокие проценты банку. Свободные средства от акционеров банка, заработанные на солодовенном бизнесе, приходят в «Авангард» как субординированные депозиты, которые поступают в капитал банка.

- Под какой процент сейчас кредитуется «Русский солод» в «Авангарде»?

- Порядка 12% годовых, при том, что он имеет возможность привлекать деньги под 6% годовых на Западе.

- «Русский солод» недавно привлек синдицированный кредит от западных банков. Планируются ли подобные займы в будущем?

- Да, планируем привлечь порядка 30 млн евро.

- За счет чего будут финансироваться новые проекты, например, строительство еще одной солодовни в России?

- «Русский солод» может профинансировать их даже за счет собственной прибыли, хотя мы планируем привлечь банк «Авангард» в качестве кредитора.

- Планируете ли вы IPO либо частное размещение акций «Русского солода»?

- В ближайшие два-три года я не планирую никаких размещений. Сейчас можно заработать неплохие деньги на этом бизнесе, а потом настанут трудные времена. Это будет момент для увеличения доли на рынке за счет тех, у кого не хватит нервов переждать эти трудности. Ведь увеличивать долю на растущем рынке накладно — приходится переплачивать. И вот когда доля на рынке станет значительной, имеет смысл думать о выходе на фондовый рынок. Но для этого надо консолидировать солодовенный и аграрный бизнесы.

- Если поступит предложение от кого-то из крупных участников рынка, например, Cargill или Soufflet, продать «Русский солод», вы будете обсуждать его?

- Такие предложения поступали и в предыдущие годы, но сейчас все знают, что мы не продаемся. На ближайшие пять лет я связываю свое будущее с банком и с интеграцией солодовенного и аграрного бизнесов.