Мой город:Москва

Верно ли определен ваш город?
Если нет, выберите свой город

8 (800) 333-98-98 (бесплатно для звонков из России)
Войти в интернет-банк

Плоды информатизации — Наталия Тютюненко, Светлана Барсукова, журнал «РБК»

18.10.2006

Глава банка «Авангард» Кирилл Миновалов делает разные проекты по одной программе

Жесткий личный контроль на этапе становления бизнеса и обязательное внедрение высоких технологий — те принципы, которых неизменно придерживается президент банка «Авангард» Кирилл Миновалов в работе над проектами. Следуя им, он построил свою первую фирму «Алькор», банк «Авангард», вывел в лидеры компанию «Русский солод». А сейчас, таким способом, он пытается излечить «Авангард-Гарант» от традиционных болезней страхового бизнеса.

Старт амбиций

Высокие технологии — а именно: компьютер и принтер, доступ к которым Кириллу Миновалову обеспечивала его мама, работающая в Академии народного хозяйства программистом, — обеспечили ему первые заработки. Когда вышел закон об АО, г-н Миновалов вместе с приятелем создал фирму «Алькор» и начал делать деньги на регистрации акционерных обществ. «Мы сами прошли этот путь и подумали: а почему бы не помогать другим», — вспоминает он. Здесь и понадобился доступ к IT, чтобы печатать необходимые документы и разносить их по очередям (к нотариусу, в Регистрационную палату и т.д.). Первые вырученные деньги были потрачены на аренду комнаты под офис, приглашение сотрудников и, разумеется, на компьютер с принтером. Спустя год у «Алькора» уже было три полноценных офиса, и он стал крупнейшей в России фирмой по регистрации предприятий, через которую проходили десятки компаний в день. Через четыре с половиной года Кирилл Миновалов заработал свой первый миллион. Правда, бывший студент и совладелец фирмы тогда уже стал банкиром.

Решение создать банк пришло как-то само собой. По прошествии полутора лет после учреждения «Алькора», г-н Миновалов и его приятель-партнер поделили бизнес. Будущий банкир регистрировал теперь международные компании, а вскоре учредил и аудиторскую фирму. «Потом настало время задуматься о собственном банке, ведь у нас уже были потенциальные клиенты — те, кто заказывал регистрацию предприятий в России и за рубежом и консультировался с нами относительно вопросов налогообложения», — вспоминает Кирилл Миновалов. Сегодня, основанный им «Авангард», входит в топ-50 банков России по размеру активов. В 1999 году к этому бизнесу прибавился еще и «Авангард-Лизинг» (сейчас он в тройке крупнейших лизинговых компаний).

Рецепт «Русского Солода»

Неожиданно для всех в 2000 году Кирилл Миновалов увлекся солодовенным бизнесом. Объяснялось все просто: вложения в эту отрасль, на тот момент, были одними из самых эффективных. При этом 60% рынка контролировали иностранные игроки. Г-н Миновалов построил три солодовенных завода, образовал компанию «Русский Солод» и заявил, что через два-три года она станет лидером на рынке пивного сырья. Производители солода отнеслись к этому скептически: что может делать банкир в их бизнесе? Максимум — несколько раскрутить свое предприятие и потом продать. Миновалов же был категоричен: солодовенный бизнес никому не продаст, а через два года сам будет рассматривать варианты покупки конкурентов. Так оно и вышло: сейчас «Русский Солод» производит более 300 тыс. тонн солода в год, уверенно занимает 30% рынка и планирует увеличить свое присутствие еще на 20%. Впрочем, следует отметить, что у его конкурентов свои виды на российский рынок. Так, у международной компании «Каргилл», являющейся в нашей стране поставщиком крупнейших пивоварен, особые надежды на изменение своих позиций на рынке, в связи с открытием производства в городе Ефремове Тульской области. «Рынок солода в России растет, и мы растем вместе с ним», — отмечает представитель компании «Каргилл» Андрей Рогов.

Правда, преимуществ, может быть, больше все-таки у «Русского Солода»: сотрудничество с отечественной компанией экономически выгоднее для пивоваров. Например, только «Балтика», по словам пресс-службы пивоваренной компании, ежегодно закупает 100-150 тыс. тонн сырья у компании Кирилла Миновалова и в дальнейшем собирается, как минимум, сохранить эти объемы. На русском солоде делается и пиво Efes Pilsener, Heineken и др.

Чтобы удержаться на рынке солода, банкиру понадобились жесткость в принятии решений и четкая стратегия. Первым правильным, по его мнению, шагом стало приглашение западного менеджмента. «Я заключил контракт с директором датской солодовни. За шесть недель он должен был наладить производство и научить наших сотрудников делать солод не хуже европейского. Ему это удалось, за что я ему очень благодарен», — рассказывает г-н Миновалов. Однако, даже, несмотря на взвешенную ценовую политику и качество продукта, наладить отношения с пивоварами ему не удавалось. «Когда я понял, что доля стоимости солода в продажной цене бутылки пива всего 10%, то сделал вывод, что ценой не поиграешь. Я стал искать другие конкурентные преимущества», — вспоминает создатель «Русского Солода». Таким преимуществом стал основной, на тот момент, бизнес Миновалова — банк. Дело в том, что для пивоваров очень важна система сбыта. Именно дистрибьютор диктует им, что производить, а пивовары уже указывают солодовщикам, какое количество какого солода им нужно. Поэтому вторым шагом банкира стало налаживание отношений с дистрибьюторами пива. «Сегодня все дистрибьюторы пива Москвы имеют счета в банке „Авангард“ и льготно здесь кредитуются. Но льготы распространяются только на выплаты пивоварам, использующим наш солод, — пояснил Кирилл Миновалов. — К примеру, если пивоваренная компания заключает с нами контракт на поставку солода на 10 млн. евро, то ее дистрибьюторы могут получить кредит размером 10 млн. евро на месяц под 3% годовых».

Следующий шаг — обеспечение сырьем необходимого качества самого «Русского Солода». Заключить обычный контракт с фермером,- значило идти на риск: если цена на рынке будет выше, чем в договоре, тот может продать ячмень конкуренту. Нужно было искать другие рычаги воздействия на аграриев. Выход нашелся благодаря «Авангард-Лизингу». Эта компания привлекла деньги западных инвесторов и, на свой страх и риск, приобрела комбайны на 25 млн. долларов. Фермерам поставили условие: хотите получить аренду сельхозтехники на льготных условиях — выращивайте ячмень определенных сортов и в таких количествах, какие необходимы «Русскому Солоду». Те согласились, и по сей день, сеют сорта, которые им заказывает компания Миновалова. Так «Русский Солод» обеспечил себе тотальный контроль: пивоварам уйти налево не дают дистрибьюторы, а фермерам — комбайны.

Впрочем, была еще одна задача — технологическая. «Раньше все прикидывали, чуть ли не на глазок: возьмут разные ингредиенты, смешают — и вроде нормальный солод получается. А у нас компьютер выдает рецепт, соответствующий специфическим требованиям, допустим, „Балтики“. Мы всегда их четко выполняем, какой бы ни был урожай — хороший или плохой», — утверждает г-н Миновалов. Планов, сделать основным солодовенный бизнес, у него нет. Пока это выгодно — он работает на рынке. А завтра, вполне возможно, продаст солодовни или проведет IPO.

Автосервис

Год тому назад Кирилл Миновалов увлекся новым проектом — страховой компанией «Авангард-Гарант», специализирующейся на КАСКО новых иномарок, приобретенных в кредит клиентами банка «Авангард». «Если в своем банке я могу ежесекундно видеть баланс до копейки, то в страховом бизнесе сегодня все офлайн, — делится наблюдениями банкир. — В конце года посчитали — прослезились». Поэтому Миновалов решил сделать кэптивного страховщика не менее высокотехнологичным, чем банк.

«Я могу сказать, сколько машин разбилось сегодня с утра, — глава „авангардного“ бизнеса поворачивается к монитору. — За полтора часа всего три. Обычно бывает больше». Программа, с которой сегодня работает «Авангард-Гарант», создавалась на протяжении года. Теперь в единой базе данных содержится вся собранная и страховой компанией, и кредитной организацией информация о клиенте: где он работает, сколько зарабатывает, аккуратно ли ездит, насколько активно пользуется кредитной картой банка и т.д. Оперативные данные из call-центра страховщика об авариях, с участием застрахованных у него машин, сразу поступают в эту же базу. Основных выгод от внедрения высоких технологий три: документы не теряются — они сканируются, а оригиналы отправляются в архив; менеджеры в любой момент могут оценить текущую ситуацию по выплатам и принять соответствующие меры; и, наконец, обладание полной информацией дает возможность принимать более адекватные решения в отношении каждого конкретного клиента.

По мнению Кирилла Миновалова, другие страховые компании не всегда могут дать справедливую оценку рисков по клиенту просто потому, что не располагают достаточным для этого временем — в течение получаса, пока выписывается полис, сделать это невозможно. Другое дело, когда есть банковский ресурс: клиент обращается за автокредитом в банк, где трехдневный срок рассмотрения заявки — норма. В среднем, объем отказов при такой системе контроля — 30-40% от общего количества заявок. Зато риски существенно снижаются, что позволяет предоставлять более низкие процентные ставки по страховке.

Коллеги-страховщики официально комментировать действия конкурента не хотят, а неофициально отмечают, что рынок уже поделен, и новоиспеченному кандидату занять высокие позиции в рейтингах будет сложно. Пока же, по итогам первого года работы, у компании «Авангард-Гарант» выручка составила 350 млн. рублей. В 2006 году она должна приблизиться к 800 млн., а через пару лет — к 2-3 млрд. рублей.

«Для меня главное — это банк, — расставляет точки над i г-н Миновалов. — Я для себя решил: на рынке автокредитования мы будем продвигать свой продукт, посредством собственной рекламы, не выпрашивая клиентов у автосалонов». Если для удобства клиентов необходимо будет создать мультибрендовую сеть автосервисов, он ее создаст. Сейчас главная цель банкира — в несколько раз увеличить объем автокредитов у банка и, соответственно, количество клиентов у страховой компании. По его расчетам, со временем «Авангард-Гарант» войдет в двадцатку ведущих страховщиков, а «Авангард» станет первым на рынке автокредитов на приобретение новых иномарок. Кирилл Миновалов уверяет, что пока не собирается проводить IPO ни страховой компании, ни кредитной организации. Продавать их он тоже не намерен. А раскрывать далекоидущие планы отказывается: «Я уже знаю, что буду делать дальше, но пока говорить об этом не хочу. Но это будет не банковский бизнес, не страховой и не нефтяной».

На рынке отношение к идее отказаться от сотрудничества с автосалонами неоднозначное: большинство игроков не спешат делать такой шаг. Заместитель директора маркетингового центра Банка Москвы, Виктор Погодин, отмечает, что при самостоятельном продвижении продукта, главным условием успеха является наличие у него отличительных особенностей в потребительских характеристиках. Фишка банка «Авангард» в рекламной кампании — беспроцентные кредиты и кредиты без первоначального взноса. Насколько она привлекательна для клиента, покажут финансовые итоги года.