Мой город:Москва

Верно ли определен ваш город?
Если нет, выберите свой город

8 (800) 333-98-98 (бесплатно для звонков из России)
Войти в интернет-банк

Банк не кошелек, его деньги работают — Ирина Омельченко, «Российская газета»

26.12.2003

Удвоение ВВП вполне можно назвать «лозунгом эпохи». О том, что экономику необходимо наращивать, заговорили с легкой руки президента буквально все представители экономической и политической элиты России. Однако способы, которыми можно достичь таких результатов, предлагают различные. Одни апеллируют к природной ренте, другие — к необходимости изменения финансовой политики, третьи считают, что без господдержки не обойтись. «РГ» попыталась выяснить, каким может стать вклад банковской системы в удвоение ВВП. На вопросы редакции ответил президент банка «Авангард» Кирилл Миновалов

- Кирилл Вадимович, какова, на ваш взгляд, роль банковской системы в российской экономике?

- Этот вопрос обсуждается давно: либо банки влияют на развитие промышленности и экономики, либо промышленность оказывает воздействие на развитие и рост банков. Я считаю, что есть ряд банков, в том числе и наш, которые реально влияют на развитие экономики и на рост валового продукта России. Могу привести конкретные примеры, с реальными цифрами и выкладками.

Сейчас заканчивается 2003 год. Что мы — банк «Авангард» — за 2 года дадим экономике России? Мы завершили строительство солодовенного завода, в следующем году достроим еще два завода. Объем производства трех солодовенных заводов, построенных с нуля, составит порядка 120 млн. долларов в год. Кроме этого мы сейчас строим два стекольных завода, общий объем производства которых составит порядка 80 млн. долларов (строительство закончится в 2004-м — начале 2005 года). Также мы ведем финансирование мясокомбината, рыбозавода (они уже достроены), строим птицефабрику и второй мясокомбинат. Объем промышленного производства этих заводов до конца 2005 года составит порядка 70 млн. долларов. Плюс мы финансируем ряд проектов в области стройматериалов: завод по производству плитки, кирпича. Построили завод по лесопереработке, второй завод находится на стадии строительства. Суммарный объем производств этих заводов, достроить которые мы планируем в ближайшие два года, составит порядка 55 млн. долларов.

Если суммировать, то можно прийти к интересным выводам. Могу сказать, что в промышленном производстве до 2005 года за счет запуска заводов, которые мы профинансируем, прирост ВВП составит примерно около 0,4 %. В сельском хозяйстве и пищевой переработке еще больше — около 1 % до конца 2005 года. Если взять в целом по всем статьям ВВП, то эта цифра может доходить до четверти процента валового продукта. И это только за счет средств, которые вложены банком «Авангард» в новые проекты.

-То есть фактически банки могут не только участвовать в удвоении ВВП, но и заниматься другой важной задачей: диверсификацией экономики?

- Недавно рейтинговое агентство Stanard & Poor?s заявило, что считает преждевременным повышать рейтинг России до инвестиционного в связи с малой диверсификацией экономики и высокой зависимостью от сырьевых отраслей. Все те отрасли, которые я назвал и куда мы вкладываем деньги, — не сырьевые. То есть фактически наши проекты увеличивают долю не сырьевых отраслей, что в целом влияет на диверсификацию экономики. В качестве примера приведу стекольный комбинат, который мы построили буквально на ровном месте: в качестве сырья он использует песок и соду. А на выходе мы получаем стеклянную бутылку, которая заменяет импортную. Ведь для многих заводов стеклотара поставляется из-за границы. Иными словами, мы производим конкурентоспособный продукт, создаем новые рабочие места, платим налоги, зарплату и при этом увеличиваем долю несырьевого производства.

- Какую примерно сумму вкладывает ваш банк в промышленное производство?

- У нас интересное соотношение объема инвестиций в строительство промышленных объектов к объему активов банка — оно нестандартное и составляет где-то около единицы. То есть мы вкладываем в строительство промышленных объектов сумму, примерно соизмеримую с активами банка. И если бы первые пятьдесят банков страны имели примерно такое же соотношение по этому показателю, то ВВП вырос бы в два раза не за 10 лет, а за три года. Конечно, это очень условно, т.к. нереально, чтобы так поступали все банки — у каждого из них своя стратегия и специфика.

На сегодняшний день активы банка «Авангард» составляют где-то 0,5 млрд. долларов, а объем кредитных линий западных финансовых организаций — более 300 млн. долларов. Пока что эти линии выбраны всего на 100 млн., то есть 200 млн. у нас есть в запасе. Общая структура иностранных кредитных линий такова: около 100 млн. долл. — кредитные линии иностранных банков, и больше 200 млн. долл. — это кредитные линии экспортных агентств. У нас на балансе есть деньги агентств US Eximbank, Hermes, EGAP, американских сельскохозяйственных программ GSM — 101, GSM — 102, а также деньги экспортных агентств Франции, Италии, Чехии, Голландии. Так, голландский контракт предусматривает семилетний срок — экспортное агентство NCM предоставило нам 6 млн. евро под развитие птицефабрики.

- Почему же другие банки не прибегают к такого рода работе с иностранными кредиторами?

- Иностранные кредитные организации очень тщательно оценивают стратегию и политику банка, прозрачность структуры, менеджмента, серьезно относятся к истории банка, смотрят на процент реализации заявленных проектов. Все проекты банка «Авангард» реально работают — у нас никогда не было недостроев, замороженных объектов, даже в самые тяжелые времена. Нам удается иметь сильные позиции в финансировании строительных проектов не в ущерб ликвидности и работе банка на других рынках, таких как потребительское кредитование. Мы умеем выбирать отрасли производства и вкладывать деньги. Именно поэтому нашему банку доверяют.

- То есть основным принципом стратегии вашего банка является долгосрочное вложение средств в промышленное строительство?

- Даже три года назад, не имея наших сегодняшних возможностей на международном рынке, мы вкладывали деньги в долгосрочные строительные программы сроком на 5-7 лет. На это иностранные инвесторы смотрят позитивно, они видят, что банк не собирается исчезнуть через месяц или полгода, — это просто невозможно при той стратегии, которую мы ведем.

- А насколько сегодня благоприятна ситуация для вкладывания денег в промышленное производство?

- Сейчас для инвестиций в строительство промышленных объектов ситуация довольно выгодная. Нам ежедневно поступает множество заявок, да и мы сами выходим на клиентов. Мы даже возвращаемся к тем проектам, которые еще 2 года назад отказывались финансировать из-за низкой рентабельности на тот момент. При тех процентных ставках у предприятий не хватало средств, чтобы выплачивать проценты и погашать кредит, а сегодня за счет существенного снижения ставок и доступа иностранных денег на российский рынок все больше предприятий могут рассчитывать на финансирование. При тех ставках, которые были на рынке 3 года назад, нельзя было удвоить ВВП ни за 10, ни за 15 лет. А при существующих ставках решить эту задачу вполне реально.

- Кирилл Вадимович, а как повлияет на национальную банковскую систему приход на рынок иностранцев с их дешевыми деньгами?

- Действительно, иностранная банковская экспансия создает определенные трудности национальной системе. Например, в Польше с приходом западных банков национальной банковской системы практически не осталось. Сейчас иностранцы проводят такую же стратегию и в России: развивают розницу, открывают филиалы, дочерние банки. Конкурировать с ними сложно, но, я уверен, вполне реально. Так, практически во всех западных банках российским филиалом руководят иностранцы, и все кредитные стратегические решения, в первую очередь по инвестициям в промышленное строительство, принимаются на уровне головного банка за рубежом. Как следствие, эти решения соответствуют национальной стратегии той страны, банк которой имеет отделение в России. И иностранцы принципиально не будут инвестировать в те отрасли, которые хоть как-то пересекаются с их национальными интересами. Российский же банк руководствуется совершенно другими мотивами и принимает решение самостоятельно. Я, например, могу выбирать отрасль в соответствии с рентабельностью, риском, перспективами, а главное, в соответствии с национальными интересами России.