Мой город:Москва

Верно ли определен ваш город?
Если нет, выберите свой город

8 (800) 333-98-98 (бесплатно для звонков из России)
Войти в интернет-банк

Первый росток промполитики — Эксперт

23.12.2002

Кирилл Миновалов, президент банка «Авангард»:

В отличие от большинства других банков мы не стремимся получить часть бизнеса клиента в свою собственность. Для нас достаточно того, что объект лизинга остается в нашей собственности до окончания срока сделки. Благодаря этому в нише сложного и дорогостоящего структурного финансирования, в таких проектах, как, например, строительство солодовни, мясокомбината, рыбного и стекольного заводов, нам практически нет равных.

Александр Кожевников, генеральный директор компании «Авангард-Лизинг»:

Снизить риски лизингового бизнеса нам позволяет высокий уровень диверсификации лизингового портфеля. Помимо крупных проектов около половины портфеля составляют сделки с более «классическими» лизинговыми объектами — полиграфическим оборудованием, горнодобывающей техникой, самолетами, судами и так далее.

В свое время одним из основных механизмов послевоенного японского экономического чуда стал лизинг. Именно через лизинговые схемы в экономику привлекался иностранный капитал, именно они позволили за считанные годы обновить производственную базу.

Экономисты, видимо, не забыли о столь удачном опыте. По крайней мере, уже много лет для лизинга действуют налоговые послабления. Однако до последнего времени их использовали практически исключительно в целях минимизации налогообложения. Например, купив новое оборудование, можно без особых проблем в несколько раз сократить сроки его амортизации, оформив сделку как лизинговую (на самом же деле все деньги выплачиваются сразу, то есть ни о каком кредите или аренде нет и речи).

И лишь в последние два-три года благие намерения стали обретать черты реальности. Лизинг из налоговой схемы превратился в самостоятельный реальный бизнес. Стремительно нарастают обороты. Если, по оценкам группы по развитию лизинга в России Международной финансовой корпорации (МФК), в 2001 году общий объем лизинговых сделок в стране составил 1,7 млрд. долларов, то в 2002 году, по нашим прогнозам, он уже превысит 2,5 млрд. долларов. Причем доля реального (то есть не обусловленного налоговыми схемами) лизинга в общем объеме неуклонно растет и давно стала превалирующей. В этом году было отменено лицензирование лизинга. Казалось бы, искусственно созданные при многих банках лизинговые компании должны были прекратить свое существование, ведь для реализации схем теперь нет нужды содержать отдельное юрлицо. Ничуть не бывало, нам неизвестно о случаях их ликвидации. Напротив, они набирают силу, самостоятельность.

Наконец, доля лизинга в общем объеме инвестиций в основные средства отечественной промышленности в прошлом году составила около 3%, в этом году должна достигнуть 4%. Если же говорить о долгосрочном (более трех лет) кредитовании, то лизинг, пожалуй, вытеснил из этой ниши все остальные финансовые инструменты.

Дух проектного финансирования

С одной стороны, развитию лизинга содействовало государство. Лизинг сегодня едва ли не единственный внятный элемент промышленной политики. В соответствующих правительственных концепциях он официально признан основным для развития ряда отраслей — производства телекоммуникационного оборудования, автотранспорта, сельскохозяйственной продукции, авиатехники и др. Внесены конструктивные изменения в противоречивое прежде законодательство о лизинге (Закон о лизинге, Налоговый кодекс). Наконец, были ликвидированы многие бюрократические барьеры.

С другой стороны, лизинг стал востребован. Пусть в относительно небольших пока объемах, но начали появляться длинные деньги, которым нужны соответствующие мало рисковые инструменты. Лизинговая же сделка мало зависит от кредитоспособности получателя средств — она гарантирована имуществом.

Рассказывает генеральный директор компании «Авангард-Лизинг» Александр Кожевников:

«При кредитовании клиент декларирует некие цели, на которые будет направлен кредит. Но при этом расходование средств мы уже можем контролировать только по факту. То есть купит ли он именно то оборудование, о котором шла речь изначально, насколько это оборудование соответствует его бизнесу и прочее, — как правило, остается за кадром. В лизинге многих этих рисков нет. Это, кстати, подтверждает и практика. До девяносто восьмого года в Белоруссии лизинг был развит гораздо лучше, чем у нас. Так вот, после кризиса невозвраты по кредитам там превышали тридцать пять процентов, в то время как по лизингу составляли менее десяти процентов».

Кстати, в России сейчас невозвраты по лизингу не превышают 5%, да и невозвратами их назвать сложно. В подавляющем большинстве случаев это технические задержки на срок от недели до четырех.

В ближайшие годы следует ждать не менее, а то и более бурного роста лизинга в России. Многие из опрошенных нами руководителей лизинговых компаний ожидают ежегодного роста в 30-50% и более. Во-первых, лизинг — зачастую наиболее эффективный инструмент обновления основных фондов, расширения бизнеса. И если еще пять-шесть лет назад было крайне сложно найти компанию с обоснованным долгосрочным планом (проще говоря, директора не знали, как с толком распорядиться инвестициями), то сейчас ситуация кардинально изменилась. Обновление оборудования, приобретение передовых технологий стало первоочередной задачей. Во-вторых, на фоне рецессии мировой экономики иностранные инвесторы определенно оценят потенциал российского лизинга как прибыльного и довольно надежного инструмента. Крупные западные производители транспорта и оборудования также не упустят возможности воспользоваться столь эффективным инструментом продвижения своих продуктов на растущий российский рынок. И наконец, в-третьих. С 2005 года должно начать действовать новое международное соглашение по регулированию достаточности банковского капитала (так называемый «Базель-2»). Банки в развивающихся странах в большинстве случаев будут вынуждены предъявлять еще более строгие требования к заемщикам. Это, несомненно, даст беспрецедентный импульс развитию менее зарегулированного лизингового бизнеса.

Кстати, относительная либеральность лизинга в России обусловила две его особенности. Прежде всего, он несколько отличается от лизинга на Западе. Если там лизинг обычно сочетает черты аренды и кредита, то у нас он чаще больше похож на специфический инструмент проектного финансирования. То есть пока это, как правило, штучный товар. Другая национальная черта — это многообразие направлений в лизинге. Дело в том, что лизинговые компании создавались различными структурами из разных предпосылок. Поэтому и практика работы, психология у них разная. На данном этапе мы выделили пять типов компаний, которые активно действуют в России, в соответствии с их ориентацией на банки, иностранных учредителей, отечественные промышленные группы, государство и поставщиков оборудования.

Пожалуй, основная общая тенденция состоит в том, что грани между этими группами быстро размываются. Компании выходят за пределы родительских структур, все чаще позиционируют себя как универсальные. Например, если изначально многие лизинговые компании создавались при банках, то сейчас уже сами лизинговые компании порой создают при себе финансовые институты, чтобы предоставлять более полный спектр услуг.

Банковский лизинг

Неудивительно, что банки одними из первых оценили потенциал лизинга.

«Создавая компанию „Авангард-Лизинг“», мы изначально рассматривали лизинг как эффективный инструмент увеличения доходов и прибыли банка, — говорит Кирилл Миновалов, президент банка «Авангард»«. — Три года назад, когда лизинг был малоизвестен как инструмент финансирования, мы увидели в нем перспективный способ повышения надежности вложений, прежде всего благодаря тому, что объект лизинга остается в нашей собственности. Конечно, на начальном этапе существенную роль для развития нашего лизингового бизнеса сыграли и налоговые льготы: ведь налог на прибыль был тогда значительно выше, чем сейчас; к тому же сохранившийся и до сих пор порядок ускоренной амортизации — с коэффициентом три — дает клиенту значительную выгоду».

Изначально лизинг представлялся лишь как дополнительный, более гибкий инструмент кредитования, в определенных случаях более удобный как для банка, так и для заемщика. Лизинговые сделки применялись при финансировании нестандартных проектов, привлекательных для банка, но не соответствовавших требованиям его кредитной политики. Первоочередную роль для принятия решения банком в пользу финансирования таких проектов играет обусловленное лизинговой схемой наличие дополнительного обеспечения в виде самого объекта лизинга. Лизинговое финансирование удобнее и для многих заемщиков, прежде всего благодаря большей доступности такого финансирования, налоговым льготам и возможности по желанию как учитывать объект лизинга на своем балансе, так и оставлять на балансе лизингодателя.

Первоначально лизинг был не более чем дополнительным сервисом для клиентов банка. Однако со временем он стал играть самостоятельную роль. А для банка «Авангард» лизинговый бизнес вообще стал основным направлением деятельности: инвестиции в лизинговые сделки составляют сейчас около 40% кредитного портфеля банка.

Однако, несмотря на возросшую диверсификацию лизингового портфеля различных компаний, банковский лизинг все же сохранил свое изначальное сходство с проектным финансированием.

«Наше конкурентное преимущество на российском рынке заключается в гибкости подхода к клиентам, — считает Кирилл Миновалов. — Поскольку значительный вес в нашем портфеле имеют крупные сделки, к их подготовке и реализации мы подходим весьма тщательно. Лизинг мы вообще рассматриваем как проектное финансирование, при котором практически нет стандартных условий».

«Авангард-Лизинг» пошел по пути проектного финансирования еще дальше. Он имеет практику передачи в лизинг не просто отдельных видов техники, а целых имущественных комплексов. Звучит сложно, а по сути это долгосрочное финансирование довольно масштабных проектов (один из недавних примеров — на 28 млн. долларов было профинансировано строительство солодовни), при котором банк гарантирует себе доход, а все предпринимательские риски (включая воровство и нерасторопность менеджмента) несут клиенты.

Кирилл Миновалов:

«Мы по-другому посмотрели на философию лизингового бизнеса. Например, у нас был клиент, у которого едва набиралось десять процентов от стоимости задуманного им проекта. А более пятидесяти процентов — это капстроительство, инфраструктура и тому подобное, В принципе это вряд ли можно отнести к предметам классического лизинга. Но мы проанализировали проект и сочли его перспективным. Закупили все необходимое: целиком работающее предприятие, включая будку КПП, забор и все, что за ним. Во всех реестрах мы зарегистрированы не как акционеры, а как собственники этого имущества. Конечно, все это оборудование нельзя назвать ликвидным. Однако если с бизнесом нашего клиента что-то случится, нам не придется сталкиваться с непростыми процедурами банкротства и тому подобным. Наше имущество так и остается нашим. На нем мы вполне можем заново запустить новый бизнес, с новыми людьми. Если же у клиента все будет хорошо, а мы надеемся на это, то через некоторое время, выплачивая лизинговые платежи, он получит все имущество в собственность».

Безусловно, запустить новый бизнес непросто. Но существуют еще несколько на первый взгляд незаметных черт лизинга, значительно повышающих его надежность для лизингодателя. Во-первых, лизинг вообще более прозрачен, чем кредит: на этапе экспертизы заявки оценивается прежде всего бизнес-план, связанный с использованием объекта лизинга.

«В отличие от кредитной деятельности мы имеем дело с „живым“ железом, — говорит Александр Кожевников, — это конкретное оборудование, производящее определенную продукцию. Обычно мы не только оцениваем бизнес-план проекта, основанного на эксплуатации этого оборудования, но и помогаем клиентам при его составлении, консультируем их. Помогаем на более выгодных условиях договориться с поставщиками».

Во-вторых, у лизингополучателя, заплатившего аванс, есть мощный стимул эффективно использовать полученное имущество. Ведь в противном случае он может лишиться как внесенного аванса, так и самого оборудования. Лизинговая схема также делает практически бесполезными попытки «увести» объект лизинга.

Еще одним способом снизить риски г-н Кожевников считает отраслевую направленность бизнеса своей компании.

«Мы реализуем комплексный подход — стараемся целиком проработать отдельные отрасли, от которых можно ожидать максимальной окупаемости за три-пять лет, и набрать целый пакет сделок в такой отрасли. В самых удачных случаях нам удается создать целую технологическую цепочку. Например, в рыболовной отрасли мы финансируем проекты сразу по лову рыбы, доставке, хранению, переработке и торговле. Это позволяет понимать ситуацию во всей отрасли, прогнозировать, какие изменения могут повлечь за собой проблемы для каждого клиента».

Таким образом, фактически осуществляя проектное финансирование — наиболее рисковый вид финансирования, банковским лизинговым компаниям удается обеспечить даже более низкие риски, чем при кредитовании.

«Благодаря этим факторам, обеспечивающим довольно высокую надежность лизинговой сделки для нас как для лизингодателя, у нас нет необходимости становиться собственником бизнес-объекта, передаваемого в лизинг, то есть получать долю акций. К тому же нас мало интересует управление промышленными предприятиями. Прежде всего мы ориентируемся на эффективность самих инвестиций», — говорит г-н Миновалов.

Василий Кашкин, Дмитрий Гришанков
(приводится с сокращениями)